?

Log in

No account? Create an account

Любовь и боль
wontdestroyme
Мы неторопливо шли по одной из этих отвратительных улиц Осокорков, спального района Киева. Вокруг новостроек неопрятно кучковались стихийные стоянки и уродливые киоски. Мусор повсюду: ковер из бычков под ногами, пустые бутылки вдоль обочины, тонны смрадного хлама вываливаются из немногочисленных урн и занимают собой весь прилегающий радиус.

А. забрала из моей квартиры остатки своих вещей: шорты, пару кофточек и летний сарафан. Пакет оказался совсем не тяжелый, но я по привычке взялся нести его сам. Еще по привычке я дал ей немного денег - на карманные расходы. Нам предстояло пройти вместе метров триста - именно эта дистанция разделяет мой дом и станцию метро. Еще триста метров - и мы расходимся навсегда.

- Расскажи мне о чем-то.
- Я уже столько всего тебе рассказывал за эти три года. Давай просто помолчим.
- Тебе грустно?
- Конечно, грустно. Что делать. Переживу как-то.
- Ты себя пытаешься так утешить?
- Да. А еще страдания духовно обогащают человека.

***

В метро, как всегда, многолюдно. Ящерицы бездушных электричек носятся с дьявольским грохотом.
Мы обнялись на прощание. А. неловко поцеловала меня в щеку - я ответил тем же. Сладковатый парфюм кинжалом вонзился в ноздри. В глазах предательски застряли слезы. Я поспешно развернулся, швырнул руку в воздух, в знак прощания, и пошел в свою пустую квартиру.
.
- Мы хоть будем иногда общаться?, - бросила А. мне вслед , так невинно и даже слегка обижено, вроде это не она бросает меня, "как ребенок свою нелюбимую куклу"; вроде это не она уходит от меня к другому; вроде это и не она прошлась по мне катком пусть справедливой, но безумной жестокости.

- Почему бы и нет, - ответил я, не разворачиваясь, и пытаясь произнести эту фразу как можно более небрежно

Боковым зрением я в последний раз увидел А. Она стояла, никуда не уходила, смотрела мне в спину, словно пытаясь пережить этот момент сполна. Ее лицо было таким же милым и трогательным, как в те минуты, когда я ее впервые полюбил. Полюбил сильно, по-настоящему, жадно. Полюбил безнадежно каждой клеткой своей, как мне ранее казалось, бесчувственной души.

Вся экзистенциальная грусть отражалась в ее чертах лица. Бездонная и глубокая, как сама бесконечность.

You can never win
wontdestroyme
"Ты никогда не сможешь победить" - поется в одной задорной электронной песенке. Эти строки, как мой личный приговор. За какие начинания я бы не брался - все они были обречены на провал. Нет ни единой области в моей жизни, в которой я бы хоть минимально преуспел. Безысходность была словно вытатуирована на моей судьбе некой высшей силой. Из зеркала на меня всегда смотрел никто иной, как обреченный неудачник.

Особенно остро чувствуешь всю нелепость бытия, когда ходишь пешком по Киеву в феврале. Ноги вязнут в слякоти, вроде ты ходишь не по столице крупного европейского государства, а по зыбучим пескам дикой пустыни. Снег серый от автомобильных выхлопов. Мусора вокруг столько, что в нем можно утонуть. Пост-советская архитектура нависает над прохожими и словно кичится своей кричащей безвкусицей. Картина, открывающаяся перед глазами жителя столицы, склоняет к фатализму и заставляет горько насмехаться над модными учениями о пользе позитивного мышления.

Октябрь 2012
wontdestroyme
В Киеве грустно. Небо затянуло сплошной серой пеленой - верный признак, что в столице уже вовсю царит осень.
 - Не погода, а просто прелесть! Я так обожаю октябрь за атмосферу такой приятной грусти.
Таксист выглядел оживленным, веселым и в его выражении лица явно угадывалось желание поболтать. Я отвернулся к окну, давая понять, что нисколько не настроен на беседу. Дорога из аэропорта Борисполь всегда действовала на меня удручающе. В голове было одно желание - поскорее выбраться из тесного Форда Фокус, позвонить Жене и узнать, как сейчас в Киеве обстоят дела с наркотиками. Если все сложится благоприятно, то может я уже сегодня вечером сниму свою абстиненцию. 
- Только что до тебя подвозил девушку. Вся такая из себя солидная, одета по последнему писку моду. Пока доехали от Русановки до Борисполя, она сделала звонков где-то пятнадцать. Все давала разные распоряжения. Видно, по бизнесу. Ругала кого-то, командовала во всю. И постоянно требовала, чтобы я ехал быстрее. А я думаю себе - куда ты так торопишься, курица деловая? Все-равно все мы рано, или поздно умрем. Ха-ха-ха. Все до единого умрем ведь! - на этих словах таксист повернулся ко мне и так радостно расхохотался, вроде эта фраза приносила ему огромное удовольствие. 
Дождь полоскал немытые окна такси, дворники назойливо шуршали по лобовому стеклу. Машина мчалась в мокрый, серый и безрадостный город. Впереди меня ждал особо острый приступ экзистенциальной грусти и полное отсутствие перспектив.

Золотые ворота, гопы и марихуана
wontdestroyme
Женя как обычно уселся вальяжно на подоконник и свесил ноги на улицу..  Его изрядно потрепанные кеды болтались с третьего этажа моей квартиры на Золотых воротах. Внизу бесконечным потоком ходили туда-сюда люди.
- Смотри вон на ту рыжую, в серой футболке. Я бы мог полюбить ее. В жизни не видел такой изящной фигурки. Девушка!! Девуушка!! Как вас зовут,  давайте познакомимся - восторженно орал Женя на всю улицу.. Рыжеволосая красотка сделала вид, что ничего не услышала, даже не наградив нас взглядом, скрылась в уютных улочках Киева.
Я время от времени окликал кого-то из прохожих, ждал пока он оглянется и показывал ему с широкой улыбкой средний палец руки. Прохожие реагировали по разному, - чаще всего просто удивленно пожимали плечами и шли дальше, иногда пытались прокричать какие-то оскорбления в ответ.  Такое, казалось бы, примитивное развлечение очень забавляло нас. Женя  довольный, как слон, хохотал, слегка прищурив глаза.
- Эй, парни, смотрите сюда, - начал я окликать компанию каких-то гопников, - это вам. - Дождавшись пока ребята дружно поднимут головы, я показал им характерный жест. Женя чуть не упал с подоконника со смеху, глядя на их обескураженные лица. Главный из компании, тем не менее, не растерялся, приправляя свою речь отборными трехэтажными матами, этот громадный детина пригласил нас спуститься и побеседовать не с высоты третьего этажа, а с глазу на глаз. Мы с Женей, в приятном возбуждении, стремглав полетели по ступенькам вниз, на улицу. Честно говоря, идти разбираться с толпой гопников  - было плохой идеей, но адреналин уже хлестал в сосудах, требуя приключений на наши головы. Увы, ребята не оставили нам шансов, дрались они слажено и технично. В мгновения ока Жене разбили нос, а мне рассекли губу и изрядно надавали по почкам и печени. Гопники получив сатисфакцию, скрылись в те же улочки, где пару минут назад растворилась рыжая девушка, которую вполне вероятно Женя мог бы полюбить. Все тело дико ныло от еще свежих побоев.
- Лихо они, конечно, нас, - отчего-то радостно, без малейшего оттенка злости, говорил Женя, - Не переживай, Мишаня, у меня есть отличное обезбаливающее, тебе понравится.
Мы, избитые и помятые, поднялись назад в квартиру.  Женя крутил перед моим носом обрывком газеты, в который была насыпана горстка маслянистого каннабиса. Из его носа продолжала капать кровь, но сам он, казалось, не замечал ее и дразнил меня запахом марихуаны.
Я бегом побежал за своим водным "ингалятором".
Уже через пару минут вся боль утихла, тело стало приятно-тяжелым, мысли путались. Я вышел на балкон и закурил - огни Киева напоминали новогоднюю гирлянду,, солнце успело скатиться куда-то под землю, не забыв разукрасить напоследок небо огненным цветом. Это было лето 2009-го года -  в это же время, я уверен, по всему миру миллиарды подростков также стояли на своих балконах и думали, кто они и зачем они здесь. А может им просто было в эту ночь так же хорошо, как нам. Кто знает.

На дороге
wontdestroyme
Сто лет не писал в жж. Как у меня дела? Все так же, на самом деле. Временами срываюсь - и чаще, чем хотелось бы. Навсегда завязать с наркотиками не получается. Пока. Но я не желаю сейчас об этом.

Захотелось мне страстно написать про роман Джека Керуака "На дороге". На самом деле, я очень счастлив, что эта вещь попала мне под руку.. Мягенький фолиант дешевого издательства словно сам напросился взять себя с пыльной полки одного из книжных магазинов. Я не пожалел. Запоем одолел эти 400 страниц и чуть не плакал, что роман так резко закончился. Хотелось снова и снова кататься с безумными Дином Мориатти и Салом Парадайзом между двумя океанами.  Все мы своего рода "на дороге", на самом деле. Иные, даже не выходя из дому. путешествуют. Пытаясь преодолеть весь трагизм человеческого существования одни уходят в науку, другие в религию, третьи в философию, в те же наркотики, лишь бы понять "это", как говорил бродяга Дин. Я тоже "на дороге", тоже никогда не останавливаюсь. Очень рад был встретить таких же, как я, заблудших парней, такое же непотребное биологическое мясо, таких же отчаянных и безрассудных "лишних" людей. Пусть они были только на низкого качества страницах, но это не столь и важно, правда?

(no subject)
wontdestroyme
Страдай, терпи за то что когда-то сорвался. Больно, плохо - но это справедливое возмездие за "счастье". 

Паша
wontdestroyme
Когда я жил в Киеве, у меня был друг Паша. Это был худющий, бледный, долговязый рыжий парень. Как-то я одолжил у Паши довольно солидные деньги, когда первый раз поссорился с родителями и решил начать жить самостоятельно. Паша был единственный из моих друзей, кто мог дать мне в долг большую суму наличных. Паша приторговывал травкой - у него была своя небольшая сеть надежных и проверенных покупателей и его бумажник никогда не страдал от отсутствия купюр разного номинала.

Примерно через месяц я пришел к Паше домой, чтобы вернуть деньги. Я попытался постучать в дверь, но оказалось, что она незаперта. Я прошел внутрь. В единственной комнате в компании голых стен одиноко валялся огромный матрас. На матрасе расположился Паша, вальяжно раскинув руки и ноги в разные стороны.  В ушах у него торчали наушники, в зубах - косяк. Рыжая копна волос была единственным ярким пятном в сером помещении. Из окна подглядывали мрачные многоэтажки Отрадного, одного из самых отвратительных районов Киева.  Паша равнодушно махнул мне в знак приветствия ладошкой, и молча скрутил еще один косяк. Я улегся прямо на полу комнаты, поближе к окну. и сладко затянулся. Дым, насыщенный каннабалоидами, пощипывал горло. Когда я хорошенько прокашлялся - почувствовал, как меня расслабляет и как мне становится хорошо.  С каждой следующей тягой становилось все лучше. В школе я часто баловался дурью, но никогда она так здорово не действовала на меня, как в тот раз. Паша протянул мне один свой наушник, в котором играли The Smiths. Голос Морриси и убаюкивающие ритмы обжигали блаженством все тело. Сквозь немытые Пашины окна я засмотрелся на небо. Мне показалось, что я сам являюсь частью этого неба: пасмурного, величественного, бесконечного, плывущего куда-то на север.

Когда действие вещества на меня закончилось - я пошел домой. Оставалось приятное послевкусие.  К слову, долг я так и забыл отдать Паше - отдал уже следующий раз когда мы увиделись. Тротуар на Отрадном был заплеван и весь в бычках. Деревья застыли в безветренной тишине  Я понимал, что поступаю неправильно, что выбираю ложный путь. Я сжал кулаки и поклялся себе, что больше никогда не буду курить травку., не говоря уже о других наркотических веществах.  Шел август 2006-го. Впереди меня еще очень много чего ждало:  ЛСД,  амфетамины, кетамин, гашишь, сальвия, экстази и кокаин. И еще один наркотик. Самый страшный. Который даже в слух произносить не хочется. 

Мантра
wontdestroyme
Будь сильным. Проявляй характер. Держись до последнего. Будь тверд и крепок. Иди до конца. Сожми зубы и иди до конца. Страдай, но страдай достойно.

Не употребляй наркотики, Миша. Ты можешь.

Немного рассуждений о высших материях
wontdestroyme
Временами у меня бывает что-то, вроде, озарений. Я обретаю смысл в жизни, и вижу цель. Сейчас я например понял, что смысл моей жизни - нести в мир добро. Лучше не спрашивать зачем мне именно такой смысл, и откуда такая идея взялась. Это из области иррационального, тем не менее я позволяю себе временами черпать даже фундаментальные идеи из области иррационального. Я понимаю, что должен духовно совершенствоваться, должен всем мысленно постоянно желать добра, поменьше раздражаться, поменьше злиться, побольше представлять себя эдаким сгустком тепла и любви, который распространяется на окружающих. Иногда мне кажется, что это не просто смысл моей жизни, а мой долг вообще. Надо признаться, что такие идеи очень конструктивные. Очень жаль, что я порой надолго забываю их и опять возвращаюсь в свой привычный образ жизни. Наркотики, разврат, алкоголь, лень, празднолюбие - все это черви, которые съедают меня и явно от Лукавого.

 

Потрясающая смесь
wontdestroyme
Думал вчера весь день, чем бы себя занять. Сильвио предложил смешать спиды с экстази. Естественно, это не так круто, как кокс, но выбора не было.

Спустя пару часов меня сильно накрыло. Действительно, скорость с колесами оказалась потрясающая смесь. Сильвио уехал к своей очередной девушке. Он приглашал и меня с собой, но я отказался и пошел в какой-то клуб. Потискал там какую-то малолетку за барной стойкой. Потом разговорился с каким-то стильным пареньком. Он был действительно красивый, что, если честно, редкость для Питера. Слова за слово и мы начали целоваться. Трехдневная щетина приятно покалывала. Он был тоже под экстази, и я спросил его, смешивал ли он когда-то экстази со спидами. Он сказал, что только, когда учился в университете и когда был дурной на всю голову. Меня это почему-то дико рассмешило. Я долго смеялся и никак не мог остановиться, пока у меня не началась икота.

Мы с этим парнем поехали ко мне. Я нашел в портсигаре Сильвио еще одно колесо: расколол его на две части, одну положил себе под язык, а вторую отдал ему. Нас неплохо начало крыть по второму кругу, хоть это и было всего-лишь пол-колеса. Парень снял с меня штаны и начал быстрыми ловкими движениями сосать член. Мне было очень хорошо, он отсасывал яростно, со страстью, явно показывая, что получает громадное удовольствие от процесса. Я не на шутку завелся. Позволил ему пососать мне еще пару минут, а потом поставил его раком и вошел в задницу прямо без смазки. У него была подкаченная, в меру волосатая задница. Я получал огромное эстетическое удовольствие от того, что трахаю такого красивого мужика. Он кричал, стонал, и умолял меня, чтобы я обзывал его грязными словами. Мне было очень здорово, экстази с феном - все-таки это потрясающая смесь.