?

Log in

No account? Create an account

Молодой был
wontdestroyme
Когда я учился в школе, я общался много с одной девочкой, которая уже заканчивала к тому времени институт. Она часто носила кожаные штаны, вызывающе красилась, и много курила дурь, что не мешало ей сильно презирала амфетамины и кокс (подозреваю, что она никогда не пробовала первое, и уж тем более второе) . Тоня (так ее звали) была очень странной, впрочем, как и я. Слушала Боба Дилана, Тома Уэйтса, Пинк Флойд и, естественно, Зе Дорз. Когда я начинал заводить беседы о пост-панке и шугейзе восьмидесятых, она грубо прерывала меня:
- Оставь эти хуевые размышления для своих сверстниц, -  так прямо и заявляла в лоб.
Мне было очень обидно, но я не подавал виду. Я очень хотел трахнуть Тоню, но она всегда подчеркивала, что мы только друзья. Вообще, многие девушки в школе общались со мной, потому что я умел связать пару слов и был смазлив собой, но совсем не многие хотели трахнуть меня. Я был слишком милый и хороший для секса. Я слишком старался нравится девушкам из-за того, что я сильно хотел секса. Помнится, в те времена я и думал только, что о пездах, сиськах и ебле. Тогда я еще ни разу не пробовал наркотики. Молодой был, да наивный.

А все-таки
wontdestroyme
Иду на поправку. Выписали из больницы. Сейчас снова привыкаю к обычной жизни. В планах восстановиться в институте и наконец приехать в Киев. В Киеве я очень соскучился по некоторым людям: скучаю по Лизе, по ее бесстыжим глазами, по ее обтатуированным худющим рукам, звонкому смеху и вечным хардкором в крови.  Скучаю по Кириллу, всегда спокойный, всегда удивительно харизматичный и приятный. Скучаю, правда, по тебе больше всего. Хочу уже увидеться скорее, высказать в слух все недомолвки, которые назрели; поваляться у меня в комнате на полу, и забыться в дурманящем дыму. Это было бы счастье. Представляю, как уже увижу тебя, расхристанного, заросшего, кучерявого, с вечно язвительно прищуренными глазами, с вечно безалаберной походкой, и в вечно рваных кедах. Я даже представляю о чем примерно мы будем беседовать весь день. Сколько бы ты не бросал наркотики - ты вечно для меня наркоман. Сколько бы ты не проработал в офисах - для меня ты всегда ты обаятельнейший лентяй, зараженный лево-пунцовой романтикой. Сколько бы ты не бросал писать стихи - для меня ты всегда никто иной, как поэт. Помнится, как мы сидели на подоконнике у меня на Золотоворотской, и ты читал мне вслух Маяковского.

"Все эти провалившиеся носами знают:
Я - ваш поэт.
Как трактир, мне страшен ваш страшный суд!
Меня одного сквозь горящие здания
проститутки, как святыню, на руках понесут
и покажут Богу в свое оправдание.
И Бог заплачет над моею книжкой!
Не слова - судороги, слипшиеся комом;
и побежит по небу с моими стихами под мышкой
и будет, задыхаясь, читать их своим знакомым"

Вот тогда-то у тебя по-настоящему горели глаза. Скучаю по тебе, очень. Не могу молчать. Не могу держать слез предстоящей радости.

Бэла Лагози из дэд. Андэд, андэд, андэд.
wontdestroyme
В беспробудном мраке больничных будней есть одно светлое пятно. Позавчера моего лечащего врача перевели в область, и на его место пришла женщина лет тридцати-тридцати пяти. Ее зовут Аней. Аня зашла ко мне утром на осмотр со скучновато-грустным лицом; долго рылась в моей больничной карте, изучала рентгены, а на меня даже не поднимала глаза. Потом таки заметила, лицо ее при этом как-то своего рода прояснилось, смотрит на меня, вроде мы знакомы, но она не может вспомнить откуда. После стандартного приветствия и знакомства она меня спрашивает:
- Миша, а какую музыку вы слушаете?
- Пост-панк. В последнее время чаще всего Bauhaus.
Аня удивленно расширила зрачки, улыбнулась, наклонилась мне прямо на ушко и тихонько пропела: "Бэла Лагози из дэд, андэд, андэд, андэд". Я обомлел, а она смотрит на меня нежно-пренежно, почти по-матерински и говорит:
-Миша, вы поправитесь, я вам обещаю.
Потрепала по щеке прохладными руками и ушла. А я теперь весь полон "юношеского пафоса", как ты бы очень метко заметил.

Идите вы нахуй со своим Дэйвидом Боуи
wontdestroyme
Она изрядно выпила и говорит мне:

- С тобой так весело и интересно. Прямо не хочется уходить домой
- Спасибо. С тобой тоже клево.
= Единственное, очень жаль, что ты не похож на Дэйвида Боуи.

Как вы все заебали со своим сраным Дэйвидом Боуи. Он шикарный исполнительно, у него есть гениальные песни, но он же, черт побери, ровным счетом абсолютно не красивый.

Crystal Castles
wontdestroyme
Новый альбом Crystal Castles так хорош. Это вообще. Рыдать просто хочется. Причем, когда я слушаю крутую музыку, я сам себе начинаю казаться все более и более ужасным и никчемным. Зачем я все это сюда пишу, тьфу.

Последние новости
wontdestroyme
Кратко:

- проиграл в карты такую суму, что страшно вспоминать
- крепко сел на систему. потерял 10 кг, я ужасен теперь.
- продал ноутбук, сижу с ноутбука Сильвио
- я идиот

Господи, дай мне силы воли. Господи, сделай так, чтобы я сильнее верил в Тебя. И чтобы я влюбился в кого-то. Тогда может я еще буду не до конца потерян.

Говенная Писака
wontdestroyme
Мне интересно, почему меня иногда тянет писать? Я же знаю, что делаю это бездарно. Я знаю, что не буду не поэтом, не прозаиком, не альтернативщиком, вроде Чарльза Буковски, например. А иногда возьму и запишу на клочке бумаги стишок, иногда возьму и словами начерчу чей-нить портрет в конспекте по Международному Экономическому Праву. Зачем? Для чего?
Скажу откровенно, знаю зачем. Где-то далеко-далеко внутри, редко-редко голос шепчет: давай, мол, пиши, друг, ты не без таланта, ты довольно хорош, действуй. Голос нагло пиздит, но что поделать. Это врожденный кусочек оптимизма, которым меня заботливо снабдила природа, чтобы я не помер от тоски. Задача не слушать голос, включать здравый рассудок и понимать, что ты обычный серый чувак, которых миллионы миллиардов, и не мечтать лишний раз о чем-то великом таком и светлом; потом не придется грызть себя в приступах отчаянной грусти. Смирение - вот каким бы качеством запастись. Лучше нормально закончить университет (постараться), потом поступить еще в один, закончить и его, потом защитить диссертацию, пойти в науку, и прятаться от мирской суеты в томиках Кейнса, Рикардо, Фридмана и Маршала. 
Снова бессмысленный пост накатал о том, о чем и так понятно было давно.  Похуй. Иди спать, Мыхайлык.

очень неудачный пост.
wontdestroyme
Сейчас лягу спать. Ночь пролетит мгновенно, а жаль Впереди одни проблемы. Радует только, что в Киев скоро. Черт, пост получился вообще не о чем. Это то, чего я сильно боялся, ведь мне очень важно, чтобы каждый мой пост нес определенную дозу смысловой нагрузки. Все, иди спать, Миша.

хватит играть в Печорина
wontdestroyme
Мне 20 лет, но я чувствую себя стариком. Я точно не знаю отчего так. Могу Предположить, потому что я всю молодость просуществовал в погоне за удовольствием. Что-то вроде Уайльдского гедонизма. Без хвастовства скажу - получил почти все, что хотел. В итоге, такое впечатление, что за спиной багаж опыта на десятилетия вперед.

Целую неделю не выходил на улицу. Слушал пост-панк и пост-рок, читал Байрона и Кроули, пялился в телек. Сильвио приводил каких-то девушек домой пару раз. Я с ними пил, читал им вслух куски из "Паломничества Чайльда-Гарольда", рассказывал до слез смешные истории, в которые попадал еще вместе с Женей. Но сексуального желания не чувствую никакого. Боюсь, что разгульная молодость привела меня к импотенции, олол. А может это все зима. А скорее всего это старость крадется.

привет, отец.
wontdestroyme
Сегодня мне звонила Катя. Я ее когда-то называл своей Принцессой, посвящал стихи, рисовал под окнами краской самые розово-нелепые признания в любви, катал  на лошадях по ботаническому саду, и на коленях умолял выйти за меня замуж. Она отказалась тогда, и правильно сделала. 
Одиннадцатого  января Принцесса родила сына от меня. Не хотела рассказывать мне, но не удержалась. Теперь мы живем в разных странах. Катя на берегу Днепра - я в гранитных лабиринтах Питера.
Хорошая новость, в целом. Я рад.  Мальчик здоровый, крепкий, много спит и кушает. Надеюсь, он не будет таким мудаком, как его отец. С матерью, правда, повезло тоже не сильно: Девушка в прошлом героиновый наркоман. Не закончила даже среднюю школу, хотя из обеспеченной, интеллигентной семьи.  Я верю, что гены решают мало, а больше воспитание и условия в которых растет ребенок. Так как мальчика на опеку себе судя по всему уже взяли дедушка и бабушка (Катины родители), то можно не беспокоится.
Скоро придет Сильвио - выпьем с ним за здоровье пацана! И забьем штакет, естественно.

Я отец. Охуенно. Живу не зря.